Vovchenya

Ак-Бом

Достопримечательности придорожного поселка Чуйского тракта



... Ак-бом.... Ак-бим....
"бим или бом-бом
бим или бом-бом
бим или бом, бим или бом, бим или бом" (с) Умка


Ак-бом маленький придорожный поселок на трассе федерального значения М-52, она же Чуйский тракт. Ак в переводе с алтайского значит белый, а бом -крутой поворот в пути: с одной стороны скала, с другой обрыв. Действительно, поселок расположен возле крутого поворота трассы под скалой, а снизу течет белая Катунь.
Алтайско-русский словарь
В Ак-бом нас привела неудача. При подъеме на Семинский перевал у нас пробилось колесо и мы, едя на запаске, внимательно всматривались в вывески в придорожных селах ища "шиномонтаж". Такая вывеска нашлась в Ак-Боме и мы остановились. Шиномонтажники работали очень неспешно и у нас было достаточно времени отобедать и осмотреться вокруг. Ак-бом при ближайшем расмотрении оказался местом достаточно интересным. Вот какие достопримечательности там удалось найти:

Чайхана, она же кафе, она же придорожная забегаловка или называйте ее как хотите. На ней не написано к какому типу заведений она относится.

Это обычный придорожный общепит со всеми недостатками и достоинствами заведенией такого рода. Главное достоинство - там можно поесть. Порции большие. Кусок курицы, который мне там принесли, я так и не смогла осилить. Из экзотики в продаже были обнаружены груши в количестве 3 штуки ... вкусные... были. Особеностью этой чайханы является то, что вход в нее украшает фонтан. Вода вероятно подведена из небольшого ручья который стекает со склонов, поэтому она чистейшая и очень холодная. Можно умыться и попить.

Памятник борцам за советскую власть.

Расположен на обочине трассы прямо за селом. Памятник естественно советских времен и очень советского же вида. С кем боролись борцы на памятнике не упаминается. Как нам потом пояснили на этом месте белогвардейцы "зажали" красногвардейцев. Всех расстреляли. Потому и памятник.

Памятник алтайскому воину
(не многовато ли памятников для придорожного поселка...)

Памятник, а точнее статуя стоит на пригорке над чайханой. Сделана из дерева. Изображает вероятно алтайского воина в национальных доспехах. Никаких табличек способных пролить свет на то, что это за статуя, кто автор и в честь чего поставлена нет. Но воин на пригорке выглядит грозно.

Верблюд

Еще одной достопримечательностью можно назвать верблюдицу которая живет на территории турбазы. Зовут ее Camel. Она очень необщительна и людей не любит. Когда я ее нагло фотографировала, она еще терпела. Он когда я с детской непосредственостью решила ее погладить, она начала брыкаться. Пришлось отпрыгивать прямо в крапиву. А ко мне тем временем уже бежали люди меня спасать. По их словам я одна из очень не многих людей кому удалось ее погладить (и я конечно этим горжусь).
Так что если увидите, не гладьте ее. Но конечно посмотреть как верблюд спокойно себе пасется на травке как будто он обычная козочка, а не корабль пустыни - это конечно интересно.

Старый Чуйский тракт

Если пройти по трассе немного от Ак-бома в сторону пос. Ак-таш и посмотреть на склон над трассой, то можно увидеть остатки старого Чуйского тракта - полка с бордюрчиком из камней, сделаные в ручную.
Вообще Чуйский тракт имеет очень большую историю. Первые сведения о дороге относятся к 1788 г., когда русские торговые люди возили свои товары в Монголию и Китай по тропе, существовавшей еще со времен Тамерлана.
Строительство дороги на месте караванной тропы началось весной 1901 г. Строителями стали крестьяне близлежащих деревень и сел. Всего в работе участвовало от 80 до 158 рабочих. Но после окончания строительства ремонтные работы на нем не проводились, и к 1914 г. тракт находился в "прежнем первобытном состоянии". Новый виток строительства пришелся на 30-е годы. Работы по прежнему велись вручную в труднейших условиях. Выполняли их в основном заключенные т.к. вдоль трассы были концентрационные лагеря. Первый автопробег по трассе состоялся в 1934г.
Насколько я понимаю, остаток дороги, который можно увидеть над трассой, построен заключенными в 30-е годы вручную.
Кстати его можно не только увидеть, но и проехать по нему. По крайней мере если у вас проходимый транспорт. Длина участка около 500м. Состояние дороги по мнение очевидцев прекрасное.

Материалы музея Чуйского тракта

Памятник Кольке Снигереву

Здесь же чуть ниже тракта расположена могила легендарному шоферу Кольке Снигереву. Его история описана в песне:

Есть по Чуйскому тракту дорога, Ездит много по ней шоферов. Был там самый отчаянный шофер, Звали Колька его Снегирёв. Он трёхтонку, зелёную АМО, Как родную сестрёнку, любил. Чуйский тракт до монгольской границы Он на АМО своей изучил. А на "форде" работала Рая, И так часто над Чуей-рекой Раин "форд" и трёхтонная АМО Друг за дружкой неслися стрелой. Как-то раз Колька Рае признался, Ну а Рая суровой была: Посмотрела на Кольку с улыбкой И по "форду" рукой провела. А потом Рая Кольке сказала: "Знаешь, Коля, что думаю я: Если АМО мой "форд" перегонит, Значит, Раечка будет твоя". Как-то раз из далёкого Бийска Возвращался наш Колька домой. Мимо "форд" со смеющейся Раей Рядом с АМО промчался стрелой. Вздрогнул Колька, и сердце заныло - Вспомнил Колька её разговор. И рванулась тут следом машина, И запел свою песню мотор. Ни ухабов, ни пыльной дороги Колька больше уже не видал. Шаг за шагом всё ближе и ближе Грузный АМО "форда" догонял. На изгибе сравнялись машины. Колька Раю в лицо увидал. Увидал он, и крикнул ей: "Рая!"- И забыл на минуту штурвал. Тут машина, трёхтонная АМО, Вбок рванулась, с обрыва сошла И в волнах серебрящейся Чуи Вместе с Колей конец свой нашла. На могилу лихому шофёру, Что боязни и страха не знал, Положили разбитые фары И любимой машины штурвал. И теперь уже больше не мчится "Форд" знакомый над Чуей-рекой. Он здесь едет как будто усталый, Направляемый слабой рукой. Есть по Чуйскому тракту дорога, Ездит много по ней шоферов. Был там самый отчаянный шофер, Звали Колька его Снегирёв.

Фото памятника

Но на самом деле это только легенда созданная из песни. Прообразом песни о Николае Снегирёве и Раисе стали Николай Ковалев и его жена Ираида Никифоровна. Песню написал их близкий друг – писатель Михеев Михаил Петрович.
"Романтически сгущая обстоятельства, – вспоминал позже Михаил Михеев, – я придумал своему здравствующему другу трагический конец. По-этому волей-неволей пришлось изменить ему фамилию на созвучную".

Конь

Как только мы вышли из машины в Ак-боме я заметила большой белый фургон а на нем красовался Конь. Симпатичный такой конь.
Некоторое время спустя я увидела возле фургона человека который рисовал. Я подошла чтоб посмотреть. При ближайшем рассмотрении стало ясно что конь действительно свеженарисованный, а весь фургон разлинован карандашем на квадраты. "Чтоб выдержать пропорции" - пояснил мне автор - "я никогда такого большого не рисовал". Как оказалось звали автора Ирек. Был он родом из Башкирии. Рисовать его никто не учил. Зато по его мнению это было единственное что он мог делать хорошо. В оправдание своего непродуктивного для суровой горной жизни пристрастия рисовать он привел цитату Наполеона "Наибольшая из всех безнравственностей — это браться за дело, которое не умеешь делать." Я пожелала ему всяческих успехов в его любимом деле. На этом мы и попрощались.
Но это не конец истории. Второй раз случай привел нас в Ак-бом на обратной дороге. И я снова пересеклась с Иреком. На этот раз он показал мне оригинал с которого писал картину. Сказал, что с него смеются, но вот в этой скале что над дорогой он видет голову лошади. А над ней корону. А вечером в небе над ними сияет звезда. А еще если присмотреться то можно различить в этой скале еще как минимум штук 50 картин. А на закате или когда скала мокрая от дождя они все меняються и преображаются. Именно из-за этой скалы он, по его словам, ездит сюда каждый год и может смотреть на нее вечно.


Создан 15 авг 2009



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником